1) Все совпадения случайны, вот это вот всё.

2)
- Проходите, - сказала мне женщина, одной рукой убирая с табуретки миску с пельменями, а второй указывая на освободившееся место. Я посмотрела на жирное пятно в центре табуретки и села на диван.
- Слушаю вас, - сказала я, - что случилось? - случилось что-то странное, потому что актив-то мне скоряки передали на аллергию, а у человека, занимающего второй диван, можно было предположить всё, кроме, собственное, аллергии. Опять же пельмени. У меня прекрасно получилось оценить состояние кожных покровов, потому что человек был совершенно голый, и ни на колоссальном животе с багровыми растяжками, ни на обильных грудях, ни на титанической спине, ни на исполинских бёдрах никакой такой аллергической сыпи не проглядывалось.
- Рвало, - сказал человек и надул губы, из-за сохранившихся пельменных потёков похожие на разварившиеся вареники с творогом.
- Чем? - спросила я и посмотрела на табуретку.
- Фонтаном, - сказал человек и надул губы сильнее. Женщина тут же повторила его жест. Повеяло алисой, я поняла, что сейчас прилетит злокозненный чёрный ворон. - И понос, - сказал человек.
Я полезла в сумку за тонометром.
- И вот на лбу у меня сыпочка, - нежно сказал человек.
- А вот это у вас аллергия, - глупо сказала я и замолчала. Чтобы скрыть неловкость, я начала измерять человеку давление и глубокомысленно считать пульс. Это помогло мне прийти в себя.
- Скажите, - сказала я, - а что вы накануне ели? После чего рвало-то?
- Пельмени, - сказал человек.
Я снова замолчала.
- Так а освобождение вы ему от работы дадите какое-то? - спросила женщина тревожным голосом.

3)
- Нет, - сказала пациентка, - ничего меня не беспокоит, и у вас никогда не была, просто пришла провериться. Я так-то в поликлинику не хожу, но раз пришла, надо же провериться, ко всем.
Я посмотрела на карточку толщиною с мартино пузо. Где-то в глубинах карточки скрывался головой давности мой осмотр в котором пациентке было велено соблюдать диету и пройти дообследование по поводу повышенной гликемии с явкой по результату, но он надёжно погребён был под терапевтами, узями брахиоцефальных аретерий и прочищенными сосудами.
- Так а на узи щековидки талон дадите? - спросила пациентка.

4)
Я убила неубиваемые босоножки. Сама собой горжусь - пизда укреплённым подошвам, в которых я протоптала по дыре в каждой. Прошлые мои такие босоножки прожили семь не то пять лет, с этими я расправилась за неполные два года.
Тёплые дни в бульбалэнде - все три - уже закончились, пришла пора нормального белорусского лета. Тем не менее я поняла, что босоножки мне просто необходимы.
Схожу по магазинам, думала я сладострастно, ликующе пересчитывая неправильно начисленную зарплату, которой оказалось как раз на босоножки и пиццу больше положенной. Найду красивые, думала я. Ну ладно, думала я, может и не прям по магазинам, вон он обувной под окнами, но красивые. Ладно, подумала я, ну и не больно-то хотелось, какие козлы вообще работают до восьми, подумаешь. Ладно, подумала я, ну и не больно-то хотелось, подожду следующих выходных, только мудаки работают в воскресенья до шести, они что, не понимают, что мне нужно хотя бы проснуться, чтобы выйти из дома, потом зайду, после работы оно и лучше, ноги отёкшие, точно жать не будут, но точно красивые - возможно с какой-нибудь бахромой. Ладно, подумала я, может ну её и нахер, бахрому. Простота - залог высокой моды, вот так вот, опять же, опухшие ноги в них влезли, и вдруг снова потеплеет.
- О, - сказала малая из скайпа, - это же эти, ну, которые у всех были. С ремешками.
- Сандалики? - спросила я, посмотрела на босоножки внимательно и поняла, что да, сандалики.
- Именно они, - сказала малая.

5)
Дважды огранизовавши выезд баянистов к нам, я теперь везу людей к баянистам, и это такой пиздец, что я, пожалуй, ограничусь кратким упоминанием.

6)
Малая до сих пор на стройке, вот уже две недели как, и на сколько это затянется - хуй его знает. Как обычно, стоит ей надолго отлучиться, дом начинает разваливаться - в этот раз, слава богу, холодильника не сломался, но потекла очередная - на этот раз уже другая - труба, и распахнувшимися створками кухонного окна смело с подоконника луковую плантацию и герань. Герань удалось спасти - во всяком случае, от неё отломало только пол герани, и то что осталось вполне себе воткнулось в новый горшок, но сейчас она немилосердно желтеет. Немногочисленный выживший лук выглядит совсем тухло.
Зато у нас новая труба за те деньги, на которые я могла бы купить другие босоножки, с бахромой. Работаю я в последнее время как и обычно летом - постоянно - так что трубу варили без меня. Заглянувший к ночи вернуть ключи мужик, кажется, на что-то намекал, интересуясь, не скучаю ли я без подружки,и не развлечь ли меня - я гнала сон и злобу и увлечённо рассказывала, где ещё у нас что трескало за последние годы.

С другой стороны, кому нужны нарядные босоножки.

@темы: клятва гиппокампа, повесть о лунном медведе, то, чего нельзя называть